Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Котэ1

Да вырвут лгуну... да, про гнусный язык

Язык как билет до Колымы или Это же перевод с говяжьего!

Кто к поэзии с детства привык, лям-пам-пам, вечно верует в животворящий, полный разума русский язык... А я сошел с ума, какая досада!

Оно и немудрено, почитав нонешнюю прозу и то, на каком языке ее герои общаются.

Чтоб понять, как ваш герой говорит, надо этого героя что? Правильно, выдумать. Как следует, старательно, с чувством, с толком, с расстановкой. Подумать о его прошлом, об образовании, социальном уровне, да и место жительства не забыть. Тут в помощь разные словари местных диалектов. И тогда сибиряки у вас не будут «достоверно» употреблять через слово «однако, паря», и «акать» по-московски не будут.

Кухарка, положим, может управлять государством. Но вот говорить, как королева – вряд ли.

А типичная черта гнилого интеллигентного воспитания, когда сказать «ты» едва знакомому никак язык не поворачивается? И наоборот, «он матом не ругается, он на нем разговаривает». К вопросу о ненормативной лексике. Не обязательно передавать в деталях то, что высказал ваш герой, когда ему на ногу наступил динозавр. Но и переслащать речь нелепо. Особая печаль – иностранцы у наших авторов. Для немца слово «швайнехунд», идиоматично-идиотичная «свинская собака» самое что ни на есть грубая ругань, для француза невинное нам «мерде» – дерьмо, вполне себе непристойность. А уж как экспрессивны итальянцы и испанцы... «о кривоногий рогоносец, осквернитель могил, сын гулящей синьориты из проклятого святыми Неаполя, внук развратной монахини, любовницы самого нечистого!»

Слово «бл...» в устах японца звучит дико, кто б что не говорил. Поглядите:

Тикусёмо – "сукин сын"

ама – "сучка"

коно-яро – "сволочь"

кусотарэ – "идиот, дебил", буквально - "голова из дерьма"

рэйдзи – "псих"

яриман – "шлюха"

Это только малая часть традиционных японских ругательств от любителей «нашего все» – аниме. И после этого ваш японец ругается русским народным словом? Побойтесь Сусаноо!

Основные странности языка персонажей, по мне, и происходят от их, бедолаг-героев, непропеченности, попросту непонимания наивных авторов, кто и как должен говорить. Главные «разговорные» дикости? Например...

Баг или фича.

Приклеит автор эпизодическому «харАктерному» персонажу «опознавательное» словечко или выражение, и при каждом появлении бедняга обязан это словечко упомянуть. Словно плохой комик в базарном балагане. А то ведь персонаж настолько серый и невыразительный, что без такой «фичи» его читатель и не вспомнит. Иногда автор сам вставляет такие «перлушки» в речь почти в каждой книжке. Пример тому – насквозь небесталанный наш, сибирский фантаст и беллетрист А. Бушков с его «картина/сцена/жизнь насквозь понятная/знакомая/грустная» и т.п.

Честное слово, мигом читателя утомите.

Пафос, плавно переходящий в канцелярит.

Пишут у нас фантастические опусы кто? Ну, в массе, «ан масс»? Милые интровертированные мальчики и девочки-студенты, которые как свои учебники зубрили, так на их жуткий псевдонаучный новояз чуть что и сворачивают, будто на экзамене. «Восприятие существования обособленного квалитета...» – родите меня обратно, пожалуйста. А еще – им хочется, чтоб «красивше», чтоб любимые герои были без страха и укропа. И вот эльфийская царевна пафосно вещает «Ибо востину, мы клялись кровавой клятвой, и наше светлоликое воинство явится в смертную битву!, сползая по временам на гнуснейший канцелярит «явление, кое мы наблюдаем в настоящий момент» и т.п.

Простодушный проект. Другой сорт авторов, для которых живое общение ближе и доступнее, вот только круг этого общения... как бы сказать, «спесфисский». И вот граф выдает баронессе что-то вроде «ты че, корова, офигела?!», а офигевает как раз читатель, мало-мальски знакомый с манерами дворянства прошлых веков в общении меж равными себе, да еще дамами. Татьяна ехала в карете с поднятым задом, в общем.

Салат с озерными грибами. Это, конечно, первым делом дамское фентези, так называемое «юмористическое». Где после «моя бедная тушка в данный момент времени идентифицировала себя как вменяемую» тушка (о, это слово!) героини выдает прекрасному принцу «чо пялишься, долбодятел?» в лучших традициях базарных хабалок.

Умоляю, от лица еще живых после знакомстова с такими творениями читателей, не надо, не делайте этого, алмазная донна писательница. Если уж не хватает вашей подготовки на героиню-профессоршу, пусть шалава думает и говорит как шалава. Авось хоть убощицей в королевском свинарнике – да и ей место в новом мире найдется. Вот только с графьями такой героине будет флиртовать сложно, сложно...

Гости из будущего. Вы-то в 21 веке с легкостью употребляете слова вроде «центробежный» или оборот «гудел, как трансформатор». Ваш герой – средневековый (пусть фантазийно-средневековый) воин или волхв – может подумать такое? Учтите, многие вполне, вроде бы, традиционные слова и обороты вошли в русский не так уж давно, иные – с принятием христианства (поминание лешего уместно и для язычника, а вот старого знакомого черта к перуничам и сварожичам совсем пихать невместно), а для славянской дохристианской эпохи не годятся совсем. Тем паче не годятся дла мира, где христианства и в проекте не было. Да, ваш «попаданец», проживший в ином мире двадцать лет, тоже запросто будет по первой же ассоциации вспоминать самолеты и трансформаторы? Или попростеет немножко, подзабудет давно ненужные слова и понятия? И подумает, скорее, «гудит, словно жук»?

Хмельная сулема. О, эта российская премия Букера, о дивная лауреатка Евгения Колядина с ее «Цветочным крестом». Очаровательная книга – образцовый бред «в старославянском стиле», где сулему (страшный яд) пьют как алкогольный напиток блудящие женщины, щекоча потом любовникам «становую жилу» – а это позвоночник, если что. Читать и плакать.

Хотите, чтобы ваша книга была посмешищем всего русскоязычного литературного мира? Да пожалуйста, пишите «славянское фентези» и тому подобное «аутентичным» на ваш взгляд «древнеродославянским» языком. Но только каким? Новогородец тогда, с тысячу лет назад, не очень-то понимал вятича, и оба едва разобрались бы в речи помора. Ну а нынешний читатель их вообще бы не «просек». Стилизация языка прежних времен – неизбежность и необходимость, чтоб друг-читатель вас понял, не будучи профессором истории или языкознания.

Но ежели пробился ваш герой на прием к Чингисхану или иному какому Темному Властелину (кстати, не в цепях ли привели? Секретари в то время были крутеньки и все с мечами), то перед потоком гениальных пророчеств о будущем пусть хоть обратится уважительно, а не «слышь, ты, привет, рожа злодейская!».

А то ведь и до второй книги не доживет.

  • Current Mood
    aggravated aggravated